понедельник, 24 февраля 2014 г.

Корея

В командировку в Южную Корею я не напрашивался. Не люблю резко и довольно надолго менять обстановку. А поездка действительно намечалась не слишком короткая — на месяц.

Но с профессиональной точки зрения показалось, что выбора у меня нет. Надо, так надо. Так что я не отнекивался и 2 февраля на самолёте Korean Air улетел в Сувон.

Сувон — это город в 30 км к юго-западу от Сеула. Живёт в нём 1 миллион человек. А ещё тут находится штаб-квартира одной небезызвестной компании по производству электроники (и не только электроники).

Из достопримечательностей Сувона мне известны две — некая почти средневековая крепость, и канадский бар «Big Chill». Крепость ничем не примечательна, и я по отзывам коллег понял, что делать там нечего. Полутораметровые стены — это как-то несерьёзно. «Big Chill» — неплохое место, но только потому, что там всё адаптировано для иностранцев и можно поговорить на нормальном английском.
Примерно с таким объёмом информации о месте пребывания я прилетел в международный аэропорт Ичеон. Там быстро прошёл таможню — с 2014 года ведь ввели безвизовый режим с Россией. И попытался купить местную сим-карту, чтобы нормально пользоваться мобильным интернетом. Мой домашний оператор, Мегафон, предлагает роуминг на смешных довольно-таки условиях — порядка 300 рублей за 100 кБ.
Вот в этот момент уже всё оказалось не так просто. В аэропорту местные операторы предлагают либо сим-карту для разговоров, либо телефон в аренду — для разговоров и данных. Эти варианты меня не устроили, и сим-карту я купил только через неделю в Сувоне. Причём этой услугой можно воспользоваться только с 10 до 20 по будням, несмотря на то, что сам офис местного оператора Olleh работает и по выходным. В итоге, приобретение пред-оплаченной сим-карты с 4ГБ данных и 100 местных минут стоило мне час времени, примерно 70000 вон (1 тысяча вон — это около 1 доллара), поход в банкомат, и какое-то количество объяснений, что не надо вводить мою фамилию, записанную кириллицей.

Ещё касательно интернета — Wi-Fi точки того же самого Olleh есть много где, в том числе в местном Starbucks. Но они нормлаьно работают только для местных жителей. В какой-то момент я подключился к точке другого оператора, и там мне предложили зарегистрироваться по имени и номеру паспорта. Я попробовал, но не получилось — то ли это связано с введением безвизового режима, то ли ещё с чем, но как бы то ни было. Стоит отметить, что в других местах есть и нормальный, бесплатный и без регистрации, Wi-Fi.

Второй главный момент — это язык. В принципе, английский проник в Корею настолько, что они даже не транслитерируют латиницу. Очень много надписей именно на английском — не дублируют местные. В то же время, например, в метро, всё на двух языках — и надписи, и объявления в вагонах. А железнодорожная компания называется «Korail».

Корейский сам по себе — довольно простой язык. Для записи используются не иероглифы, а буквы, которые пишутся в квадратных «блоках»-слогах по две-три. Это и создаёт иллюзию иероглифа. Я, неспешно вникая в их алфавит в течение месяца, сейчас могу читать некоторые слова, а некоторые другие — записывать или произносить. Это неспроста — письменность здесь была придумана императорскими учёными «на заказ», потому что китайская была слишком сложна для крестьян.
На английском здесь могут изъясняться некоторые люди — некоторые хорошо, некоторые не очень. Таксисты, например, не хотели понимать адрес, записанный латиницей. В ресторанах и магазинах проще ткнуть на товар или блюдо и молчать, нежели пытаться вести себя естественно. Но в принципе сносно.

Третий главный момент — это еда. Это, конечно, по определению вопрос вкуса и привычки, но для меня местная еда невыносима. За исключением пары блюд: жареной «в кляре» свинины кусочками, и аналогичной курицы. Местные гастрономические традиции оставляют в недоумении. Здесь не принято пить во время еды (или сразу после) какой-то напиток — в обед не входит компот, но можно попить воды на выходе из столовой. В местной забегаловке с этой самой курицей то же самое — на столе вода. Чёрный чай не принято пить в принципе. Есть рисовый и гречневый — на мой вкус, незнамо что.
Кухня включает в себя два основных компонента — рис и кимчи. Кимчи — это острая капуста. Я не до конца понимаю, как она делается, но вроде бы это что-то квашено-маринованное. Помимо этих вещей тут есть непонятные похлёбки, морепродукты, водоросли — и всё, что похоже на основное блюдо, обязательно является острым. Причём не «по-европейски» острым, а с привкусом этой самой кимчи. В общем, я не буду продолжать — мне здешняя кухня непонятна абсолютно и постоянно хочется обвинить её в бедности. При нынешнем экономическом развитии страны люди едят водоросли, пьют чай из гречневой шелухи и воду.

На улицах, в основном, чисто. Нигде не ремонтируют дороги и нет полиции. Например, за всё время пребывания я раза два видел по паре полицейских, и несколько раз — полицейскую машину. С Москвой контраст огромный.

Сами автомобили — почти исключительно корейского производства. Сложно увидеть хоть что-то европейское среди разномастных Kia, Hyundai, Ssang-Yong. Если у тебя европейская машина — то ты зажиточный.

Прямо в блоге видео у меня почему-то не проигрывается — его можно посмотреть, перейдя в Инстаграм.
Ещё, опять-таки, в основном, всё красиво оформлено и прибрано. Например, на берегу меленькой речки шириной в пару метров красиво посажены кусты и проложена дорожка — глаз радуется и приятно погулять. Но почему-то никто не гуляет. Видимо, все работают.
Мы вот с нашим командировочным режимом работы один раз уходили из офиса в полночь. При этом половина нашего этажа оставалась. «Находиться на работе — это не то же самое, что работать», но люди действительно каждый день проводят в корпоративных небоскрёбах по 12-14 часов и, судя по всему, рады этому. Периодически им (и нам в том числе) заказывают еду часов в 10 вечера — социально нормально быть трудоголиком.
А вот ходить в рестораны одному — социально ненормально. Даже в местном T.G.I. Fridays мне предложили только место за стойкой — хотя свободные столы были. Ещё многие места по воскресеньям не работают. А вот у церквей светящиеся красные или белые кресты торчат из самых неожиданных мест — едва ли не из торговых центров.
Из тех самых торговых центров, которые облеплены светодиодными рекламными панелями полностью. Вообще, страсть к ярким светящимся надписям очень заметна — даже табло с номеров в автобусах высотой в полметра и светят как новогодняя ёлка.
Кстати, ещё про транспорт — очень много такси, пробок не видел ни разу. Такси по минималке стоит 3 000 вон, что, конечно, дёшево для москвича. Расценки уровня Калуги, в которой живёт всего-то 300 000. Метро ходит по всей округе Сеула — из Сувона можно доехать до Гангнама на подземке. А можно пересесть на поезд-экспресс на вокзале и проехать быстрее. А можно на автобусе. Но автобусы — как бы междугородние, поэтому на них надо специально покупать билет. В итоге я катался на метро.
В метро травелаторы и застеклённые перроны. В вагонах тихо и проход между сиденьями раза в два шире. А вот логика покупки билетов мне так и не стала понятна. Почему-то даже когда я купил билет до определённого пункта назначения, турникет отказался меня выпускать. Рядом с ним есть специальная штука, позволяющая доплатить стоимость, если ты уехал дальше, чем позволяет твой билет. Но почему-то на мой билет она сказала «уже использован». И ещё один момент — вход на станцию разделён по направлениям. Если ошибиться и войти «не в ту сторону», то придётся выходить и заходить заново — станции симметричны.
Кстати, терминал для покупки билетов — едва ли не единственное место, где нужны наличные. Практически везде принимают банковские карты — кроме автобусов и этого самого метро. В такси принимают :)
В вышеупомянутом Гангнаме делать, кстати, нечего — это просто деловой район, в котором расположены офисы крупнейших местных компаний — например, интернет-корпорации Naver. Из интересностей я там увидел только старинный азиатский домик в красиво оформленном парке. Такие вещи у них везде. Небольшие, опрятные, эстетские. Парки, скверы, беседки. И тренажёрный зал на свежем воздухе — днём видел там нескольких бабушек.

Государственные пенсии, к слову, ввели только недавно (хотя эту информацию я не проверял). Вроде как тут считается, что за родителями должны присматривать их дети. В то же время, бедных стариков, за которыми никто не ухаживает, или просто бомжей — не видел ни разу.

Вообще, самая шокирующая картина за всё время пребывания — это стулья с наложенными на них кирпичами, используемые как столбики для ленточки. Ну, вот они на фото.
Ах да, забыл про погоду. Погода довольно тёплая — мы приехали в начале февраля, и днём было от 0 до 5 градусов. Ближе к марту и вовсе 10. Но колебания довольно сильные — ночью почти каждый день ниже нуля. Ещё тут большая влажность и довольно сильные ветра. Промозгло. А как только становится чуть теплее — везде постоянно туман.
Если подводить итог — может и странно, но мне не хочется тут оставаться надолго. Культура очень сильно отталкивает.

воскресенье, 4 августа 2013 г.

Настольная «Цивилизация»

Вчера мы с другом (и бывшим однокурсником) играли в настольную «Цивилизацию». Впечатлений много, и я собираюсь поделиться ими с вами.
Для начала расскажу в целом об игре. Она поставляется в немаленькой коробке, которую можно видеть на фотографии.
Коробка «Цивилизации»
Коробка «Цивилизации»
Основные компоненты игры — это рыночный планшет, составное игровое поле, и три колоды карт — технологии, культурные события, и военные отряды.
Содержимое коробки
Уже по составу можно догадаться, что игра не предназначена для «новичков». Крупноформатная книжечка правил из 25 страниц подтверждает это ощущение, которое ещё больше усиливается, когда эту книжечку начинаешь читать. Если быть честным, стоит сказать, что в первый раз в ней непонятно вообще ничего. В первую игры, которую мы вдвоём играли порядка шести часов и всё равно не доиграли, примерно половина времени была потрачена просто на понимание нюансов и хитросплетений правил.
С тех пор прошло почти полгода (в которые я активно писал диплом), и мы снова попробовали поиграть. Значительную часть тонкостей игры пришлось, конечно, вспоминать заново, на что опять ушло около двух часов времени. То есть с временны́ми требованиями у настольной «Цивилизации» всё плохо (как, впрочем, и у компьютерной) — указанную на коробке оценку «2-4 часа» можно смело умножать на два.
Когда, наконец, игра пошла активно, гениальная механика Сида Мейера показала себя во всей красе. Начать с того, что в игре можно победить четырьмя способами: можно одержать военную, культурную, научную, или экономическую победу. Я, играя за китайскую нацию, обладающую доступом к технологии «письменность» с первого хода, стал строить библиотеку и вообще культурно развиваться. В «Цивилизации» культурное развитие обеспечивает получение карт с особыми возможностями (например, можно сыграть такую карту вместо одного из ресурсов). Таким же образом происходит получение великих людей.
Мой друг, играя за немцев, сразу стал играть воинственно и пытался уничтожать варваров направо и налево (что ему не очень удавалось). Бой, кстати, представляет собой довольно простую карточную игру, построенную на механике, похожей на систему существ из Magic: The Gathering: игроки по очереди выкладывают карты отрядов напротив друг друга, при этом отряды наносят урон отрядам противника, а также можно играть специальные возможности, даваемые технологиями. После того, как карты в руке заканчиваются, силы выживших отрядов суммируются с бонусами и таким образом определяется победитель.
Битва у нас с другом была ровно одна (от остальных я уклонялся с помощью карт культурных событий), и он довольно легко победил мои превосходящие силы с помощью увеличения силы войск свойствами технологий. Дальше мне уже было стало страшно, но я изначально нацелился на культурную (или научную) победу — и был весьма близок к ней.
На очередном ходу, когда я с трудом сдерживал натиск армий на мой город, мне пришла карта, которую можно было применить вместо ресурса «радиоактивное топливо». В этот момент я как раз выбирал, какую технологию изучать на этом ходу (изучение происходит в более поздней фазе хода), и получение описанной карты однозначно определило выбор — исследовать нужно «теорию атома».
«Теория атома» даёт две способности, применение каждой из которых требует радиоактивных материалов. На какие это способности!
Первая — возможность провести две фазы города в один ход — то есть возможность дважды строить здания и отряды, собирать ресурсы, или развивать культуру. Она могла помочь мне сделать последний рывок перед культурной победой — однако, по моим подсчётам, победа не произошла бы на этом ходе, а на следующем меня бы раздавила производительная военная машина немцев. Мой соперник мог производить по четыре отряда за ход и грозил по очереди захватить сначала один из двух моих городов, а затем и столицу, что обеспечило бы его военную победу.
И в такой ситуации полезнее оказалась вторая способность — разрушительный ядерный удар, уничтожающий город и все отряды и здания на его окраинах. С учётом того, что немецкие армии после строительства сосредоточились как раз в окрестности ближайшего города, это была отличная возможность как миновать угрозы захвата на следующие пару ходов, так и лишить соперника части производительных мощностей. Я был в предвкушении.
Единственное, что смущало меня — это возможное наличие у соперника карты отмены моего действия. В таком случае немецкие войска захватили бы мой город и уничтожили армию, что давало возможность лишить меня ресурсов, необходимых для изучения на данном ходу технологии «космический полёт» и достижения научной победы.
В итоге, я успещно реализовал свой искусный план и выиграл партию. Играть очень понравилось, и мы собираемся снова выяснить, чья же цивилизация окажется на высшей ступени развития, и уже втроём. Есть подозрение, что в таком случае партия окажется ещё более долгой, но это не страшно — «сохранить» игру можно, просто сфотографировав игровой стол.
Конец восьмичасовой партии